Сегодня: воскресенье, 31 августа 2014г.

ВСЁ ПО-ДОБРОМУ, ВСЁ ПО-ТЁПЛОМУ

Организация ВОС крупным планом

Юрий Лунин

ВСЁ ПО-ДОБРОМУ, ВСЁ ПО-ТЁПЛОМУ

 

Тысячи километров нашей необъятной родины пролетело подо мной за 4 часа, и вот я в республике Хакасия. Когда летел, думал: «Наверное, там всё другое: характеры, говор, традиции, методы и условия работы ВОСовских организаций». И конечно, немного боялся обнаружить запустение, разруху, которые у нас зачастую являются синонимами слова «периферия».

Слава Богу, опасения мои не оправдались. Председателю республиканской организации Валерию Ивановичу Ярусову – крепкому хозяйственнику, твёрдому руководителю – и его надёжной команде краснеть перед гостями не приходится.

Прежде всего, меня порадовало взаимное расположение учреждений, необходимых для работы ВОС. Республиканское правление, местная Абаканская организация, республиканская библиотека и дом клуб находятся в шаговой доступности друг от друга, располагаясь в двух соседних домах. Это жилые дома, и нельзя сказать, что ВОСовцам просторно на той площади, что имеется в наличие. Но, во-первых – стоило немалых сил добиться и этого, а во-вторых – вспомним, что не место красит человека. Работа по социальной реабилитации ведётся стабильно, с большой отдачей актива. Об этой работе я и хочу Вам рассказать.

Начну, пожалуй, с республиканской библиотеки. Мне посчастливилось познакомиться с её замечательным директором и представительницей титульного этноса Хакасии. Итак, знакомьтесь: директор библиотеки, коренная хакаска Татьяна Апполоновна Дорохина.

 

- 20 лет с того дня, как наша библиотека приобрела статус республиканской. До этого это был филиал Красноярской краевой специальной библиотеки для слепых, и обслуживал он только инвалидов по зрению Абакана. Сейчас мы обслуживаем жителей всей республики Хакасия посредством почтовых отправлений, создания библиотечных пунктов при библиотеках в местных организациях ВОС и при муниципальных библиотеках. Мы – практически самая маленькая библиотека по России по количеству сотрудников. Всего четыре человека. Площадь тоже маленькая. Еще в Тыве, по-моему, тоже столько же сотрудников, и по площади такая же библиотека. Благодаря ВОС, нам предоставляют это помещение в безвозмездное пользование, что очень для нас хорошо. Расширяться здесь некуда.

В основном уже все переходят на тифлофлешплееры. Но и кассетные книги у нас пользуются пока спросом. У нас даже рулонные книги не так давно еще слушали. Мы их не списывали.

 

- Наверное, для людей с хорошим остатком зрения есть крупношрифтовые книги, да?

 

- Да, они приходят в рамках федеральной программы. Со школы к нам приезжают детки еженедельно – по два-три человека, иногда больше. Брайлисты. Есть у нас фонд литературы брайлевской. До 2020 года 75% нашего фонда должны быть оцифрованы. Мы уже приступили к этому. Мы создаем собственную базу данных, уже у нас более 2000 говорящих книг с криптозащитой.

 

- Насколько я понимаю, в Вас хакасская кровь течет?

 

- Да. И отец хакас, и мама хакаска.

 

- А Вы знаете язык хакасский?

 

- Знаю, но редко на нем разговариваю. Только если еду в деревню. А муж у меня русский. Обучение у нас ведется на русском языке.

 

- А как выглядит шрифт хакасский?

 

- Русские буквы. Есть только несколько букв, которые чисто для хакасского языка.

 

- По всей видимость есть звуки, которые не свойственны русской речи, да?

 

- Да. Хакасский язык относится к тюркской группе.

 

- Сейчас в Абакане таких людей, которые являются полными носителями этого языка, думающих на нем, много?

 

- Не много. Но я знаю в Абакане семьи, которые между собой на нем общаются. Приятно послушать.

Детей, к сожалению, не научила я хакасскому языку. Всюду идет общение на русском. У меня двое детей. Мальчик, девочка. Старшему сыну 17, учится в педколледже на программиста. А дочери 11 лет, она в пятом классе сейчас.

 

- Нечасто встретишь человека, у которого отца звали Аполлон. Может быть, немножко расскажете о своем отце?

 

- Я много не могу рассказать о своем отце, потому что он умер, когда мне было шесть лет. Он был охотник, рыбак, садовод, пчеловод. Он держал пчел, пока пчела не укусила мою мать, а она это очень плохо переносит. По профессии он был кузнец. Мы жили в деревне Шалгиново. Кузница у нас была рядом, отец подковывал лошадей. Помню очень хорошо, как он мне качели сделал. Примечательно, что после его смерти очень долго у нас в семье жила его охотничья собачка Джульбарс. Этот песик был старше меня намного. Умер, когда ему уже было лет 20.

 

- А какова же история имени необычного?

 

- Когда хакасы перешли на русские имена, очень много было имен необычных, в том числе и Аполлон. У нас, например, в деревне был еще один Аполлон, и в соседней деревне также был Аполлон. Единственное отличие – у меня отчество пишется не с двумя «Л», как классически принято, а с двумя «П». С чем это связано, я не знаю; может быть, это неграмотность того, кто записал отчество, или имя.

 

- Изначально у хакасского народа какое вероисповедание?

 

- Языческая религия. Шаманизм, вера в духов воды, в духов горы.У нас вера православная так же введена была сверху. Во мне пока больше языческой религии. Хотя сестра у меня крестилась. Она меня тоже приглашает. Но я пока к этому не готова. Сейчас, наверное, многие так живут. Меня в детстве вроде как тоже крестили, но не в церкви, как положено, а бабушка какая-то…

 

- После школы Вы куда пошли учиться?

 

- В Канский библиотечный техникум. Закончила. Вот скоро будет 20 лет, как я работаю в библиотеке.

 

- Перед нами сейчас книга, очень большая, толстая, на которой написано «Культура и быт народов Хакасии». Очень красиво оформленная книга. Открыв эту книгу и листая ее, мы можем руками потрогать... Вот национальные хакасские костюмы. Вот, повседневный мужской и женский костюм. Кожаная обувь. Рядом на странице можно прочитать рассказ об этих костюмах. Рубаха – «кёгенек». Штаны – «истам», мягкие сапоги «маймах». Праздничный мужской и женский костюм – тут уже шелк.

 

- Да.

 

- Бархатное платье женское…

 

- Украшения, из серебра сделанные. Перламутровые пуговицы… Коралловые бусы. Хотя здесь моря нет, торговали с другими народами.

 

- Вот свадебный костюм жениха и невесты. Невеста не в белом, а в черном…

Ух, ты, вот это очень красиво! Костюм свахи. Даже, по-моему, красивее, чем костюм невесты.

 

- Это называется «тюльпюрек», из лисы сделано. У меня у мамы была такая шапка, поля у нее обделаны лисой. В каждой семье хакасской традиция: иметь свои национальные украшения. Если дочь росла, всегда шили хакасское платье праздничное шелковое. Специально ткань заказывали, все обделывали парчой или хакасскими узорами. Вот, я, наверное, первая у нас в семье, кому такое платье не шилось.

Хакасские песни – спокойные, протяжные, как наша степь. Но есть «тахпа» - как частушки. Есть хакасское горловое пение. Есть инструменты у нас свои, хакасские. Есть у нас ансамбль, который называется «Айланыз» – «Возвращение».

У нас в деревне на Троицу все одевались в праздничные хакасские платья. Выходили на поляну и наперегонки бегали женщины. Я помню, даже моя мама бегала.

 

- Наверное, это какое-то просто совпадение праздничных дней.

 

- Нет-нет, именно на Троицу. Что интересно, все божественные праздники у нас в деревне и хакасы, и не хакасы соблюдали.

 

- То есть, по-своему уважали и почитали, да?

 

- Конечно, эти праздники также почитаются. Единственно, есть свои хакасские названия. Например, крещение по-хакасски называется «Мылтых». «Мылтых» в переводе с хакасского «оружие».

 

- Ездите с детьми в деревню Вашу – ту, в которой Вы росли?

 

- Да, бывает, конечно, ездим. Но чаще всего по каким-нибудь таким… Проблемам. Родственники есть в деревне, но уже все мне кажется не таким, как было детстве. В советское время там было больше жизни, была работа, а теперь уже больше частники… Живут за счет скотоводства.

 

Затем Татьяна Апполоновна Дорохина вновь вернулась к своей работе в библиотеке.

 

- Я хочу рассказать про новые формы работы, которые у нас вводятся. В прошлом году мы организовали совместно с правлением ВОС, с клубами инвалидов по зрению тактильную выставку картин, вырезанных из дерева. У нас есть предприниматель в Тыштымском районе, который сотрудничает с Эрмитажем. На основе картин знаменитых художников работают резчики по дереву, копии делают. Мы ездили к нему, договорились и у себя провели такую выставочку. Называлась выставка «Руками трогать обязательно». Мы давали пояснения каждому, кто рассматривал картину. Было очень хорошее мнение об этой выставке.

 Мы буквально вчера подписали с детской библиотекой договор о сотрудничестве. Детская библиотека у нас издает журнал, называется «Страна-читальня», который выходит один раз в два месяца. И мы будем озвученный вариант этой газеты у нас создавать. Мы для этого специально приобрели оборудование и начинаем уже на этом оборудовании работать. Будем выпускать такой вот детский журнал. В формате МР3 и на флеш-картах с криптозащитой.

 

- Незрячие в Абакане много читают?

 

- Более старшее поколение – да. А молодежь не так читает.

Кроме того, у нас в библиотеке есть автоматизированное рабочее место для незрячего пользователя. Читающая машина есть. Брайлевский принтер, по брайлю распечатываем кому какой нужно текст.

Работаем и с детьми мы, и с их родителями. Заочная школа для родителей: совместно с местной организацией и клубом проводим занятия с родителями и с детьми по субботам.

Читателю не просто нужно выдать книгу. Они любят с нами общаться очень. Могут и по полчаса у нас посидеть, рассказывают что-то о себе. Нас расспрашивают. Каждому индивидуально подбирается книга. Бывают желающие, которые хотят сами пройтись по фонду и повыбирать. Дети есть у нас, которые приходят и изучают фонд самостоятельно. Сопровождает их Ольга Александровна, что-то советует…

 

В тесном взаимодействии с библиотекой находится республиканский клуб инвалидов по зрению, с сотрудниками которого мне также было приятно побеседовать. Директор клуба, Алевтина Ивановна Шевцова, рассказала о его работе и о себе…

 

- Родилась я в деревне Кортос Краснотуранского района, потом родители переехали в Черногорск. Когда стало известно, что мне нужна специализированная школа, переехали уже в Абакан. В семье я одна с плохим зрением. У меня IIгруппа, поэтому я ориентируюсь без сопровождения. Поступила в нулевой класс. В ВОС я вступила в 14 лет, еще в школе. Закончила школу, затем поступила в училище педагогическое. Я училась заочно, меня взяли работать в школу. Мне было 20. А меня сразу назначили в десятый класс преподавать, где учились детки, которым было по 19 лет. Их было 10 человек, и все были очень рослые, что девочки, что мальчики. А я была очень маленькая ростом, хрупкая… Ну, справилась… И по сей день мы общаемся, меня они всегда поздравляют с праздниками. Десять лет я в школе отработала. Потом перешла работать сюда на должность методиста. Свою работу в школе я вспоминаю по сей день. Все-таки это мое. Но, к сожалению, в школе работать и сложновато. У меня стало падать зрение. А там очень много бумаг нужно заполнять, ну и плюс ответственность. Когда приходила домой, думала постоянно: «Слава Богу, день прошел хорошо, детки все живы-здоровы». Поэтому вот и перешла. Хотя я до сих пор хожу в эту школу, встречаюсь с педагогами, у нас хорошие отношения. Мы со школой поддерживаем связь, дети постоянно участвуют в наших конкурсах и фестивалях. Мои два сына – у них тоже зрение слабое – учатся в этой школе.

 

- Есть какие-то проблемы в воспитании детей? Все-таки мальчики… Или все гладко?

 

- Конечно, не все гладко. Если не проследить, то мы лучше сядем быстренько за компьютер, нежели за уроки. А так, в принципе, дети очень хорошо общаются и со зрячими детьми. Каждый год они у меня ездят в лагеря, где обычные дети. Они очень активные. Учатся не очень хорошо, поскольку с детства занимаются танцами… Творчество пошло наперерез учебе. Я сама в школе училась хорошо, и мне, конечно, немного обидно. Но я не скажу, что они хуже всех учатся. Средненько. Для них все-таки важно получить образование. Нужно закончить школу, потом поступить. Старшего больше прельщает профессия массажиста. Потому что он понимает, что она дает реально заработать деньги. Младший, возможно, будет связан с музыкой. Хотя сложно сказать. Они оба поют, танцуют, играют на музыкальных инструментах. У них очень талантливый руководитель, Ронжин Дмитрий Владимирович. Он сам из Минусинска.

 

- Есть для них возможность в музыке развиваться здесь, в Абакане?

 

- У нас есть музыкальное училище.

 

- Событие в Вашей жизни, которое Вы считаете ключевым?

 

- Рождение моего первого ребенка, поскольку у меня очень долго не было детей. Самое дорогое – счастье материнства.

 

- Что для Вас самое главное в жизни?

 

- Моя семья, моя работа и мои друзья. У меня их не много, но они верные. Когда я пришла работать методистом, здесь была директором Светлана Павловна Лукина. Это очень добрый, отзывчивый человек. Мы были с ней, конечно, и до этого знакомы. Ну, просто «здравствуйте», «до свидания». Методистом я отработала всего год, а потом меня назначили директором. Я очень боялась. Но меня очень поддержали, и по сей день, если что-то не знаю, мне не стыдно спросить. Светлана Павловна, Валерий Иванович – для меня самые близкие люди.

 

- А сколько человек посещает клуб?

 

- Наш зал вмещает около ста человек. На 9 мая бывает человек 80. Для нас это хорошо. У нас есть клуб встреч с интересными людьми, где мы рассказываем о наших членах Общества, об их жизни, об их достижениях. Это у нас новшество, только с прошлого года мы начали их проводить. Эти встречи проходят один раз в месяц. Там бывает человек по 25. Для нашего учреждения это тоже, я считаю, неплохо.

 

- Что это за интересные люди?

 

- Кто-то в прошлом был медицинским работником, кто-то плавал в морях, есть педагоги, потом стало падать зрение, пришли к нам. Мы затрагиваем даже какие-то личные темы: что касается замужества, детей, внуков. Людям нравится. Поэтому будем продолжать.

В этом году мы решили выехать с отчетным концертом. Берем самые лучшие номера, которые были у нас на фестивалях, на конкурсах, и выезжаем в город Черногорск, в местную организацию. Там есть площадка, есть зрительный зал.

 

- Ваши посетители любят Абакан?

 

- Очень. В последнее время город преобразился. Много памятников, фонтанов, парков… Мы часто посещаем театры.

Я была во многих городах: в Питере, в Москве, в Красноярске… И всегда радуюсь, когда я возвращаюсь на нашу Хакасскую землю.

 

- Что выделяет Абакан среди других городов?

 

- Онкомпактный, зеленый и очень чистый. У нас доброжелательные люди. Спросишь, где находится, например, то-то, тебе скажут: «Давайте мы Вас проводим». Всё по-доброму, по-теплому.

 

- А собственно хакасы есть в Обществе?

 

- Не много. Они приходят на мероприятия, и мы стараемся поддерживать хакасские традиции. Например, в прошлом году проводили Чил Пазы: здесь повязывали цветные ленточки, чалама, загадывали желания, чтобы они исполнялись. Пробовали напиток айран. Наши посетители приготовили и принесли. С хакасами у нас прекрасные отношения. У нас в школе много хакасов. Отношения самые доброжелательные.

 

- Расскажите поподробнее о творческих коллективах.

 

- У нас есть хор «Родные напевы», есть вокальный ансамбль. Называется «Девчонки в возрасте». Еще у нас есть кружок художественного слова. Вчера в городе проходил праздник «Пушкинские чтения», где Владимир Чухно и Людмила Рогачева принимали участие. Ксения Владимировна, наш художественный руководитель, ходила их поддерживала. Сказала, что выступили достойно.

В этом году мы принимали участие в открытом конкурсе исполнителей русской песни, который проходил в Красноярске, «Песня русская, родная». Там наш хор занял почетное второе место. Руководитель хора – Нуплин Александр Федорович, талантливый человек. Я думаю, что у нашего хора еще будет очень много побед. Хор настроен трудиться, а это главное. Очень ответственно относятся к репетициям. Практически нет пропусков.

Есть незрячие, которым очень сложно добираться. Позвонили из дома, сказали: «Мы выезжаем, сможете встретить?» Мы ходим и встречаем: я, методист, худрук, хормейстер. Для нас это очень важно и ценно, что люди ходят. Поэтому мы всегда готовы им помочь.

В прошлом году пришли новый художественный руководитель и новый методист – молодые, талантливые девочки, у которых есть большое желание работать, которые, к моему большому счастью, нашли общий язык с нашими людьми. Они практически не были знакомы с нашим Обществом, только, наверное, видели нас, когда мы участвовали в фестивалях. Там они были ведущими, режиссерам. Я боялась, что как-то не сложится. Но девчонки смогли найти общий язык с нашими посетителями клуба.

В прошлом году еще мы получили наконец-то статус юридического лица. Мы теперь можем от своего имени участвовать в различных проектах. При участии нашего правления, в частности Валерия Ивановича Ярусова, и Министерства культуры произошло это событие, значимое для нашего учреждения.

 

- А есть у Вас еще что-то, что хотелось бы изменить, улучшить?

 

- Улучшить хотелось бы материально-техническую базу, сделать ремонт, заменить костюмы хоровые. А еще мне бы хотелось, чтобы было больше молодежи. Ну, у студентов практически нет времени. И потом, если они слабовидящие, они все-таки общаются со зрячими людьми, как правило. Если слепые – там другие сложности. Вот у нас есть Виталя Аверкин, ходит к нам в драмкружок. Ему 20 с небольшим. Он может читать стихи, может пародировать каких-то артистов. Но ему сложно ездить, проще дома посидеть, пообщаться по телефону. В принципе, он принимает участие в мероприятиях, которые мы здесь проводим. Но куда-то на выезд – не хочет. Видимо, это всё от человека зависит, от темперамента.

 

- Ваша деятельность официально называется «реабилитация средствами культуры и искусства». А что на самом деле дает такой клуб людям?

 

- Развитие творческих способностей. Потому что каждый человек талантлив. И нужно просто дать ему возможность раскрыть свой талант. Немаловажно, что люди, приходя к нам, могут просто пообщаться. Многие одиноки, и для них такое общение – отдушина: чтобы выслушали, посоветовали, поздравили… Я думаю, что это им приятно, они чувствуют, что они нам нужны. И я очень им благодарна, потому что для незрячего человека даже просто прийти – это уже совершить подвиг. Не говоря уже о том, чтобы выйти на сцену. Они молодцы.

 

К нашему разговору присоединилась Ксения Владимировна Сенникова…

 

-…Художественный руководитель клуба, плюс к этому руководитель драматического кружка и кружка художественного слова. Я пришла работать в клуб год назад.

 

- Что привело Вас сюда?

 

- В сфере культуры я работаю уже 6 лет. Работала в абаканском Дворце молодежи методистом, режиссером, заведующей отделом массовых праздников. Потом работала в Городском Центре культуры «Победа»: тоже режиссером и культорганизатором. Сюда меня, можно сказать, привел случай: просто увидела объявление и пришла.

 

- Трудно было привыкнуть к специфике работы с инвалидами по зрению?

 

- Люди здесь действительно специфичные, со своими взглядами на жизнь, со своими установками, со своими традициями. Были какие-то непонимания поначалу, но все проходит, ко всему привыкаем, друг друга узнаем. Они понимают меня как режиссера, понимают, какие я задачи ставлю перед ними. Больше я не знаю, где такой опыт приобретешь. Когда попадаешь в такие условия, начинаешь вообще понимать, в чем состоит твоя профессия. В чем сложность. И я для себя свою профессию по-новому открыла. Зрячему сказал – он пошел, тут же все сделал. Здесь надо объяснять, показывать: «Ты должен пойти туда, встать вот так, руку поднять». Приходится все это с ними переживать, чтобы это сделать правильно. Мы этого добиваемся, конечно, не за одну и не за две репетиции.

 

- Где Вы учились?

 

- Я закончила Красноярский краевой колледж культуры и искусств по специальности «Режиссура и актерское мастерство». И после этого должна была поехать работать по распределению в Дудинку, это далеко-далеко на Севере. Не поехала. Дворец молодежи тогда только открылся, я решила, что мне надо туда. Пошла туда, но это не совсем то оказалось, что мне нужно. Как-то не сложилось…

Профессия мне моя нравится,   меня случай к ней привел, и я этому случаю буду всю жизнь благодарна. Но к творчеству предрасположенность всегда была

 

- В чем специфика Вашей нынешней работы? Работа над жестами усложняется в разы?

 

- Не просто в разы, а в 100 раз усложняется. Приходится вместе с артистами ходить, делать определенную расстановку людей. Есть те, которые видят хотя бы немного – ставишь более-менее зрячего в конец и более-менее зрячего в начало, чтобы они смогли уйти и выйти правильно. Часто сюда приходят друзья мои; многие вообще не сразу понимают, что там 2-3 человека незрячие абсолютно. Кричать, бывает, приходится, доказывать, что надо вот так, а не вот так. Потом в итоге говорят: «Спасибо, Вы нас почаще гоняйте». Сначала вроде бы начинают говорить: «Ой, мы это не можем, что Вы делаете?» А потом им самим начинает настолько нравиться, что уже не замечаешь, как репетиция прошла. Как один момент. Они импровизировать начинают, какие-то слова свои вставляют, говорят: «А давайте вот так лучше». И я к ним, конечно, прислушиваюсь, я от них тоже беру. В общем, людям нравится, а когда человеку нравится, он сделает все, что хочешь. Ни одного человека здесь нет, кого заставили сюда прийти. Это только их желание, никого абсолютно сюда за руку не ведут.

 

- Есть люди, в которых Вы как специалист чувствуете, что есть явная предрасположенность к этому виду деятельности, дарование артистическое?

 

- Есть у нас такие люди и очень жаль, что так судьба распорядилась, что у них не было возможности себя более ярко проявить в этом. Есть у нас Владимир Чухно – замечательный чтец. Если бы он был зрячим, мне кажется, из него артист бы вышел первоклассный: голос низкий, полетный.

Режиссер, когда начинает какую-то работу, он прежде, чем подобрать материал, смотрит, какие у него ресурсы есть. Все зависит от многих обстоятельств: от актерского состава, от его возраста, от его возможностей; от материально-технической базы. У нас, видите сами, материально-техническая база никакая. Вот пьеса лежит у меня. Маленькие пьески о хождении Христа по земле, называется «От воскресенья до вознесения». В общих словах: «Христос 40 дней шел по земле в образе нищего: никто не подавал милостыню, никто ему не помогал, и он за это начал людей не то, что наказывать, а обличать». С нашими людьми я хочу это сделать. Может быть, это будет в стенах нашего учреждения, придут люди из нашего Общества, зрители с жизненным опытом богатейшим, и они смогут это пронести. Я надеюсь, что это у нас получится. Там очень много информации к размышлению. Эту информацию надо донести.

 

- Вы можете сказать, что Вы привязаны к этому коллективу, что здесь Ваши друзья?

 

- Для того чтобы дружбу завязать, времени мало прошло. Тем более что на притирки ушло очень много времени. А вообще я комфортно себя здесь чувствую.